Правительство Эстонии не видит причин снижать акцизы

Немало жителей Эстонии сейчас предпочитают покупать алкогольные напитки на территории Латвии, однако советник премьер-министра Эстонии по вопросам экономики и финансов Мартин Линдпере заверил журналистов портала postimees.ee, ссылаясь на экономическую статистику, что существенной разницы в ценах на алкоголь между Эстонией и Латвией нет.

Он также опровергает утверждения о том, что премьер-министр Таави Рыйвас заключил с финским государственным монополистом ALKO договор, чтобы сравнять цены на водку в Эстонии и Финляндии.

Как вы прокомментируете утверждения предпринимателей о том, что проект повышения акцизов на алкоголь и моторное топливо провалился, поскольку налогов поступило меньше, чем в Министерстве финансов рассчитывали собрать в этом году?

У предприятий накопился определенный запас продукции, который они реализуют после недавнего повышения акциза. Сейчас период, когда поступает много различных данных, и однозначные заключения делать сложно. Однако данные, которыми мы обладаем на сегодняшний день, не подтверждают изменений в оплате налогов.

В каких объемах накопили запасы розничные и оптовые предприятия, а также их клиенты, например, транспортные предприятия?

Где эти запасы находятся, мне сложно сказать. В конце концов, это не так уж важно.

Весь этот вопрос нужно рассматривать в более широком плане. Мы – часть единого рынка, где товары и люди перемещаются свободно.

Данные Евростата говорят, что в разных государствах цены могут отличаться очень значительно. Для этого есть несколько причин.

Прежде всего, разница в ценах объясняется разницей в доходах. Однако есть и другие причины, например, административные, к которым относятся и акцизы, о которых мы сейчас говорим. Необходимо учитывать все факторы, влияющие на ценообразование.

Уровень цен в Эстонии на алкогольные напитки, по сравнению со средними в Евросоюзе, составлял в 2015 году – 104%, а в Латвии – 106%. Это означает, что средние цены в Латвии были в прошлом году выше, чем в Эстонии. Но огромной разницы в ценах, о которой говорят в последнее время, у нас нет.

Разве тут не наблюдается некоторый разрыв с реальностью, когда правительство смотрит в Интернете данные Евростата, тогда как житель Эстонии сравнивает цены в Валга и Валка?

Обязательно надо следить за тем и другим. Потребительские корзины в разных странах отличны. Если заглянуть в корзину к жителю Люксембурга, то она будет совсем другая, чем у жителя Эстонии. Такие разные данные обрабатывать непросто, и этим занимается Департамент статистики. Статистика говорит, что больших «ножниц» по ценам на алкогольную продукцию у нас с жителями Латвии нет.

Если говорить о приграничной торговле, то давайте вычтем из цены акциз и налог с оборота. Цена одного литра пива крепостью 5,2 градуса в Эстонии составляет 1,89 евро, цена такого же пива в Латвии 1,13 евро. Если вычесть из цены налоги, то от цены в Эстонии останется 1,15 евро, а в Латвии – лишь 0,77 евро.

То есть, по мнению правительства, разница в ценах в наших двух странах вызвана жадностью алкогольных бизнесменов?

Однозначно, что предприниматели пытаются сделать прибыль максимально высокой. Цену же формирует рынок. Для сравнения здесь стоит упомянуть, что, например, в 2014 году годовой нетто-доход домохозяйства (один человек без детей) составлял в Эстонии 9900 евро, в Латвии – 6900 евро.

Получается, что если в Эстонии зарплаты выше, то работник пивзавода слишком жадный, если хочет заработать побольше?

Я не уверен, что слово «жадный» здесь удачно использовано. В отношении водки разница в ценах более заметная. Например, один литр водки «Русский стандарт» стоит в Эстонии 24,99 евро, а на другой стороне нашей южной границы – 13,74. Но если вычесть налоги, увидим, что цена была бы в Эстонии 12,13 евро, в Латвии 5,76 за литр.

Так все-таки речь идет о жадности предпринимателей?

Мы этого не знаем. Могут играть роль и транспортные расходы, и многое другое, что влияет на цену. Такое же сравнение можно привести и говоря о топливе. Weekly Oil Bulletin рассчитывает цену топлива тоже без налогов. Например, по состоянию на 6 июня, цена 1000 литров моторного топлива 95Е составляла в Эстонии 500 евро, в Латвии – 461, в Литве – 472 евро.

Со стороны кажется, что на рынке топлива и алкоголя вращаются большие деньги. Правительство считает, что предприниматели могли бы поделиться своим жирным куском торта с публичным сектором. Почему вы не измените налоговую систему, которая перенесет нагрузку на потребителя?

Акцизы повышают цену одной группы товаров по сравнению с другими. Это, в свою очередь, влияет на предпочтения в потреблении. Цель правительства – облагать налогом пороки, такие как загрязнение окружающей среды и потребление алкоголя. Потребление алкоголя в Эстонии, в действительности, снижается, и напряжение между участниками рынка растет.

В Эстонии 2700 магазинов, продающих крепкий алкоголь. В отношении Латвии мы говорим лишь о нескольких магазинах на границе. Я не думаю, что эти несколько магазинов могут на нас как-то существенно повлиять. Они, конечно, влияют на магазины у границы, но они не могут перетянуть к себе 10–20% эстонского рынка крепкого алкоголя.

Если люди, которые живут между Отепяэ и Валга и раньше частенько ездили в Валка, то теперь, когда разница в цене на пиво составляет 30%, у них есть мотив по­ехать в Валка и купить не шесть банок пива, а ящик.

Сомневаюсь, что это будет массовым явлением. Цель акциза в том, чтобы обложить налогом пороки. В Эстонии слишком много пьют, и из-за этого много проблем. Наша цель, чтобы этих проблем стало меньше. Потребление алкоголя стало уменьшаться – частично акциз помог нам достичь цели.

Моральные аспекты в отношении топливного акциза звучат неожиданно. Как влияет акциз на топливо на состояние окружающей среды?

Когда цены на нефть начали падать, то Международный валютный фонд обратился с призывом к миру о том, чтобы использовать этот момент и уменьшить экологические последствия. Во многих странах есть субсидии на моторное топливо. Сейчас настало время, когда разумно повысить акциз на топливо – цены на него сейчас ниже, чем год назад.

Получается, что эстонский мелкий предприниматель-экспортер аморален: чем больше он производит и экспортирует, тем больше он загрязняет среду?

Эта связь работает не совсем так. Проблему необходимо рассматривать в разрезе конкурентоспособности.

Изменения в налогах несут нам посыл о том, что мы должны больше вкладывать в эффективность производства: необходимо использовать энергоемкие технологии, закупать более современное оборудование, которое потребляет меньше энергии, или, скажем, оптимизировать свои разъезды.

По действиям правительства мы видим, что сейчас проводится политика вывода энергетической экономики из Эстонии. Если руководитель Elering Таави Вескимяги говорит, что Эстонии не нужно свое производство электроэнергии, так и аморальную заправку дизельным топливом тоже придется перенести в Латвию?

Налоговые данные свидетельствуют о том, что за последние месяцы акцизов поступило меньше, чем в прошлом году. Но этот феномен возник из-за того, что до повышения акцизов, в феврале, была возможность запастись топливом, которое сейчас реализуется.

Если мы посмотрим на период с января по май, то картина будет другой: акцизов поступило на пятую часть больше, чем за тот же период прошлого года. Алкогольного акциза поступило на 27 процентов больше, акцизов на топливо – на 19,5 процента.

Какими должны стать статистические показатели, чтобы вы усмотрели необходимость посоветовать премьер-министру изменить акцизную политику?

Мы должны увидеть какие-то значительные изменения в налоговом поведении. На основании имеющихся сегодня данных, необходимость изменений не подтвердить. Этот вопрос постоянно анализируют и в Минфине, и в Налогово-таможенном департаменте.

Как вы поступите, если люди решат объявить бойкот акцизной политике и перестанут покупать водку на родине? Вы скажете, что акцизная политика провалилась, потому что планируемые сборы не удалось получить, или скажете, что она, наоборот, удалась, поскольку люди стали меньше пить?

Трансграничные проблемы, безусловно, имеются, некоторые предприятия испытывают трудности, однако статистические данные в правительстве тревогу не вызывают. Мы не должны забывать о той пользе, которую нашей экономике приносит торговля алкоголем между Эстонией и Финляндией.

Финские политики постоянно жалуются, что их государственный монополист ALKO из-за низких цен на алкоголь в Эстонии не может эффективно вести бизнес. Давали ли финны какие-либо сигналы о том, что нам стоило бы повысить цены на водку в интересах наших северных соседей?

Я не слышал о таких договоренностях, думаю, их не было. У нас с финнами имеется много гораздо более серьезных вопросов для обсуждения.

Теоретически можно было бы подумать о том, что в маленьких соседних странах акцизную политику можно было бы скоординировать, только этим в действительности никто не занимается. Хотя в будущем, такое сотрудничество нельзя исключить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *